ВВЕДЕНИЕ И РАБОЧАЯ ГИПОТЕЗА ИССЛЕДОВАНИЯ

Анализ научных концепций журналистики и культуры со всей очевидностью показывает, что среди них господствующими являются дискретно-спорадические, в рамках которых исследуются лишь некоторые нюансы и отдельные составляющие. По-настоящему системные, позволяющие выявить сущностные телеологические концепты социальных феноменов исследования в настоящее время в меньшинстве, хотя их результаты носят, как правило, характер чрезвычайно конструктивный и полезный для создания механизмов социального развития. 

Настоящее исследование опирается на результаты именно таких исследований и исходит из системной парадигмы изучения сложноорганизованных социальных феноменов и нелинейных процессов в сверхсложных системах, к коим относятся культура и журналистика, из того факта, что весь наш мир — система, состоящая из взаимодействующих разноранговых подсистем, каждая из которых представляет собой, в свою очередь, сложную динамическую структуру взаимодействующих элементов.

Информационная цивилизация самым наглядным образом выявляет многообразие взаимосвязей социальных феноменов, которые еще лет 20–25 тому назад считались принципиально различными и непересекающимися. Среди них особое место занимают культура и журналистика. С одной стороны, информационная цивилизация, даже сейчас, в самом начале своего существования, наглядно показывает ошибочность утверждений об особом положении и особой роли СМИ и журналистики в обществе. Культура, равно как и СМИ и журналистика, — суть порождения самого социума. Эти социальные феномены существуют в самых разных социумах и полностью ими детерминированы. Это подтверждается многочисленными исследованиями, результаты которых периодически обсуждаются на конференциях «Культура имеет значение» (Culture Matters) и других.

СМИ и журналистика осуществляют информационный обмен между различными социальными институтами: органами государственной власти, отдельными гражданами, субъектами экономической и политической жизни и т. д. В результате этих трансакций социальным системам удается поддерживать динамическое равновесие в человеческом обществе: часть социальных систем развивается, поглощая ресурсы других социальных систем; некоторые социальные системы, равные между собой по статусу, в информационном взаимодействии поддерживают status quo за счет оценки собственного уровня развития по сравнению с актуальноконкурентными и т. д. Точно так же СМИ и журналистика транслируют в социальных системах и культуру. 

СМИ и журналистика, безусловно, существенная часть социальной системы и в этой связи нет оснований «вырывать» их из социальной системы и тем более нет веских оснований утверждать, что СМИ и журналистика представляют собой нечто, находящееся «над» обществом. 

С другой стороны, и при изучении культуры необходимо учитывать, что новая цивилизация востребовала и ее новые сущностные стороны, не только традиционные — сохранительные. Сейчас наиболее востребованы инновационно-деятельностные. Особо востребованной оказалась деятельность по устранению из текущей практики всего того, что мешает социуму по-настоящему эффективно воспользоваться возможностями, предоставляемыми новой культурно-исторической формацией. То есть, культура предстает в качестве триединства социальных механизмов:

1)                   создания принципиально нового;

2)                   сохранения социально одобряемого из ранее созданного;

3)                   выведения из социальной практики и создания социально одобряемых механизмов уничтожения, в том числе и физического, тех феноменов, которые в той или иной степени мешают существованию и развитию современной цивилизации.

В этой триединой деятельности культура активно опирается на журналистику, точно так же, как журналистика весьма и весьма активно использует все формы и методы информационного воздействия на социум, которые были разработаны за века человеческой аккультурации, все накопленное в человечестве вербальное и невербальное богатство трансакций. Это взаимопроникновение требует особого изучения, особых исследований, применения новой методологии изучения журналистики и культуры, а именно методологии, выработанной теорией системы.

Итак, можно заключить, что проблема изучения журналистики как системы до сих пор актуальна. С этой точки зрения ее изучают Е.П. Прохоров, С.Г. Корконосенко, Г. Першке, И.М. Дзялошинский, В.Г. Афанасьев, В.М. Горохов, Б.А. Грушин, И.П. Магай, В.Д. Пельт, И.Д. Фомичева, Ю.А. Шерковин и другие. Вместе с тем почти все указанные авторы отдельные аспекты проблемы, например: рассматривали систему издаваемых в России СМИ, или применяли некоторые из теоретических разработок в области системы для создания классификации изданий, функций журналистики или СМИ и так далее. Таким образом, в целом системный подход к изучению журналистики не применялся. По сути дела, только Е.П. Прохоров пытался определить пути и методы повышения эффективности деятельности журналистов и СМИ в целом путем представления системы средств массовой информации и создания на ее основе принципиальной схемы функционирования всех без исключения средств массовой информации, что позволило выявить и проанализировать общие закономерности журналистики. В частности, для всех СМИ характерно наличие следующих акторов: учредитель, руководящие органы, журналист, тексты, каналы, массовая аудитория, социальные институты и действительность[1]. Он же высказал ключевую для настоящего исследования мысль, что СМИ являются органической частью социальной системы в целом2. Кроме того, во всех учебных пособиях этот автор неуклонно проводит мысль о системности природы самых разных журналистских феноменов. 

В настоящее время С.Г. Корконосенко пытается связать деятельность СМИ с социальным управлением, немыслимым без применения методологии системы. Можно назвать еще работы В.М. Горохова, И.Д. Фомичевой и ряда других исследователей. 

В то же время библиографический анализ показывает со всей очевидностью, что среди теоретических работ преобладающими являются спорадически-дискретные, посвященные тем или иным, как правило, конъюнктурным и скандально-сенсационным текущим проблемным ситуациям в российской журналистике, или в них делаются попытки адаптировать на российской почве те или иные иностранные концепции. 

В этой связи автор посчитал себя вправе заняться данной темой и предложить собственную концепцию изучения журналистики в целом и отдельных ее составляющих элементов с точки зрения теории системы. Тем более, он на протяжении почти десяти лет занимался этим вопросом и опубликовал ряд работ, среди которых можно выделить учебное пособие «Деятельность журналиста в пространстве культуры»[2]

Была создана гипотеза исследования:

1.       Журналистика — суть система, детерминированная во всех составляющих и принципах социумом, в котором она существует.

2.       Социум существует по правилам и принципам, создаваемых в рамках собственной культуры.

3.       Культура представляет собой сложно структурированную деятельную систему, в которой можно найти и описать процессы, определяющие ключевые характеристики как самого социума, так и создаваемого социальных феноменов.

4.       Журналистика обладает способностью изменять телеологические характеристики объекта воздействия, в частности, культуры. 

Следовательно: долгосрочные перспективы имеет лишь такая критериально выверенная информационная политика, которая направлена, прежде всего, на коррекцию культуры социума. 

Предпринятое исследование исходит из концепции системы, в основе которой легли положения теорем Геделя[3]:

«Во-первых, в любой достаточно сложной непротиворечивой теории существует утверждение, которое средствами самой теории невозможно ни доказать, ни опровергнуть. 

Во-вторых, непротиворечивость достаточно богатой теории не может быть доказана средствами этой теории. Однако вполне может оказаться, что непротиворечивость одной конкретной теории может быть установлена средствами другой, более мощной формальной теории. Но тогда встает вопрос о непротиворечивости этой второй теории и т. д.»

То есть, ни одна система не может устойчиво существовать сколько-нибудь продолжительное время без наличия системы более высокого уровня, собственно и задающей «нашей» системе основные параметры существования. 

Затем были рассмотрены существующие определения системы и обнаружено, что существует достаточно большой разброс мнений. Иначе говоря, системой обозначается множество объектов, на которых реализуется заранее определенное отношение с фиксированными свойствами, и множество объектов, которые обладают заранее определенными свойствами с фиксированными между ними отношениями. Также системой называют множество объектов вместе с отношениями между объектами и между атрибутами или множество соотносящихся друг с другом объектов, или множество объектов, объединенных некоторыми отношениями. Кроме того, систему определяют как функциональную совокупность материальных образований, известным образом вовлеченных в отношения содействия в создании некоторого устойчивого эффекта, определяющего действительную возможность получения полезных для субъекта действий результатов, достаточно удовлетворяющих исходной (реальной) потребности. По другому определению, систему следует понимать как множество взаимосвязанных элементов, каждый из которых связан прямо или косвенно с каждым другим элементом, а два любые подмножества не могут быть независимыми.

Одно из наиболее известных определений системы принадлежит П.К. Анохину: «Комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношение приобретают характер взаимоСОдействия компонентов на получение фокусированного полезного результата»[4].

Но в процессе рефлексивного анализа данного определения автор пришел к выводу, что наилучшим является следующее: «Система — это совокупность элементов, позволяющая в процессе деятельности достигнуть цели, адекватной заданной».

В этом определении значащим является каждое слово. С одной стороны, система состоит из элементов, связанных между собой сложными связями и организующих строго определенную структуру. С другой стороны, всякая система проявляет свою природу только в процессе деятельности. В третьих, цели деятельности системы устанавливаются системой более высокого ранга.

Все системы обладают следующими признаками: 

1) взаимозависимость и взаимодействие системы и среды;  2) структурность;  3) целостность; 

4)  иерархичность; 

5)  множественность описания каждой системы.

Сначала необходимо рассмотреть принцип взаимодействия системы с окружающей средой, его теоретическое наполнение и практическую реализацию. Этот принцип гласит, что теория систем описывает весь окружающий мир как совокупность взаимодействующих между собой систем разного ранга (порядка). Все системы, по этому принципу, являются подсистемами для систем более высокого порядка, а те обуславливают основные параметры функционирования систем меньшего ранга (порядка). При этом подсистемы разного ранга достаточно разнообразным образом переплетены и пересекаются между собой.

Затем, согласно принципу структурности, свойства системы как целого зависят от природы исходных компонентов, их количества, способов их связи и взаимодействия. Структурой определяются формы и способы связи элементов, обеспечивающие потенциальные и актуальные качества системы.

При изучении структуры используются следующие понятия: элемент, компонент, связь, отношение.

Элемент — это такая минимальная часть совокупности материальных образований, которая:

–         обладает определенной целостностью, состояние и функциональные особенности которой могут быть измерены или описаны в терминах известного языка и которая может иметь известные отношения с другими частями рассматриваемой совокупности, а также с ее окружением (средой), предел членения в рамках данного качества системы;

–         элемент в системе рассматривается не как элементарная вещь или явление, а как элементарное отношение к другим элементам в системе и к системе в целом. Элемент при этом обладает определенной ролью в системе при ее функционировании, в этом заключается его внутренняя специализация;

–         элементы в системе должны функционально дополнять друг друга. Системы, построенные по такому принципу, обладают наибольшей устойчивостью.

Компонент — это любая часть целостной системы, ее структурные единицы, вступающие в определенные отношения с другими частями данной системы. В определенном смысле, компонент системы — это элементы системы, объединенные для взаимодействия с другими компонентами.

Элементы и компоненты объединяются для взаимодействия друг с другом в рамках системы, а также для организации возможности взаимодействия системы с другими системами — связями.

Связь элементов — это факт наличия взаимоотношений любого рода между частями рассматриваемой совокупности материальных образований. В определенном смысле не только структура определяет возможность определенного типа связей между определенного рода элементами, но и сами связи между элементами в системе определяют ее структуру. В частности, если связи дают возможность существовать только одной-единственной степени свободы для элементов системы, то и сама система будет детерминированной, а если связи позволяют существовать более одной степени свободы, то и система получается вероятностной.

Реакция на всякое внешнее раздражение (информацию) у системы — троякая: а) изменение энтропийного равновесия, когда происходит разного рода изменение структуры; б) изменение гомеостатического равновесия, когда изменяется «содержание» функций системы; в) изменение морфогенетического равновесия, когда появляются новые функции.

При этом система проходит следующие этапы приспособления к внешним сигналам, точнее, сигналам от систем более высокого уровня:

–   инертное сопротивление внешнему воздействию;

–   приспособление в определенных границах при неизменности структуры системы;

–   передача сигнала от одного элемента системы к другому;

–   при целенаправленном изменении внешнего окружения происходит изменение внутренней структуры.

Сигналы от системы более высокого порядка могут быть достаточно разнообразными: это и официальные документы, отражающие точку зрения, например, государства. Это могут быть и сигналы от институтов гражданского общества. Ими могут и должны быть сигналы обратной связи, идущие от массовой аудитории.

Необходимо также отметить, что существует два типа целостности системы: четко отграниченных от окружающей среды и множеством различных связей, углубленных в окружающую среду. Как можно и необходимо предположить, для журналистики речь идет именно о втором типе целостности, поскольку она тесно вплетена в социум. Более того, необходимо однозначно понимать, что у системы наблюдается определенная размытость, вариативность внешних «границ» между нею и средой, другими системами. 

Определяющими факторами для возникновения системы являются:

а) требования системы более высокого порядка (социума, ин-

ститутов государства и институтов гражданского общества);

б) определенные требования по объему и содержанию инфор-

мации объекта воздействия;

в) понимание необходимости самосуществования и самоорганизации самой системой.

Эти требования формируют смыслообразующее ядро системы. Данное ядро состоит из следующих элементов: 1) рефлексивных — то есть, воспринимающих и преобразующих внешние управляющие сигналы по определенному внутреннему закону; 2) источников — создающих направленный эффект даже при отсутствии внешних воздействий; 3) упругих элементов — способных к передаче образующихся в центральном ядре управляющих сигналов на другие компоненты системы культуроформирующих функций журналистики, а также определяющих возможность передачи управляющих сигналов от элементов-источников к рефлексивным элементам (внутреннее управление).

Элементы в центральном ядре связаны многочисленными связями, среди которых можно выделить связи строения, определяющие устойчивость данной компоненты, а также связи, определяющих возможность создания функций. Они разделяются следующим образом. Для рефлексивных элементов, как представляется, можно выделить следующие связи: а) с внешними системами — связи управления, то есть, способные передавать управляющие сигналы; б) с родственными элементами — связи взаимодействия; в) с элементами-источниками — связи порождения, то есть, взаимообусловленного создания определенных управляющих сигналов; г) с упругими элементами — связи функциональные. Для элементов-источников можно выделить следующие связи: а) связи преобразования, которыми они связываются с рефлексивными элементами; б) связи функциональные, которыми они связаны с упругими элементами.

Упругие элементы, служащие для передачи управляющих сигналов от элементов-источников к рефлексивным элементам, связаны с ними управляющими связями. Упругие элементы, которые производят передачу управляющих сигналов на иные компоненты системы культуроформирующих функций журналистики, связаны с элементами-источниками и рефлексивными элементами связями управления.

В центральной компоненте системы создаются основополагающие функции, определяющие мировоззрение, миросозерцание, историческое сознание и общественное мнение. Их можно разделить на три больших группы. Первая определяет возможность инновационной деятельности системы. В ней вырабатываются некие совершенно новые идеи и решения. Вторая группа, которую можно назвать «сохранительной», вырабатывает решения по долговременному использованию выработанных решений. Наконец, третья группа «отвечает» за устранение из смыслового поля системы решений, которые не способны обеспечить нормального существования системы в существующих в данный момент условиях.

Возможности практической реализации данных основополагающих функций закладываются в следующей, «деятельностной» компоненте.

Она состоит из следующих элементов: а) рефлексивные элементы (возможно, определенная часть их является полирефлекторными и(или) полирецепторными элементами), которые получают управляющие сигналы от центральной компоненты и преобразуют их по своим внутренним законам в определенную сумму функций реальной деятельности. Можно предположить, что рефлексивные элементы получают управляющее воздействие как от центральной компоненты, так и от внешних систем; б) упругие элементы, часть которых передает управляющее воздействие от центральной компоненты и внешних систем к рефлексивным элементам данной компоненты, а другая часть передает управляющее воздействие от рефлекторных элементов данной компоненты к следующей «коммуникативной» компоненте. Можно также предположить, что в данной компоненте имеется некоторое количество элементов-источников, определяющих собственное понимание журналистики по поводу необходимых форм и методов деятельности по наиболее адекватному исполнению культуроформирующих функций.

Элементы данной компоненты связаны следующими типами связей: а) элементы-источники с рефлексивными элементами — связями порождения, поскольку происходит передача собственной информации, в то же время элементы-источники с упругими элементами, скорее всего, связаны функциональными связями; б) рефлексивные элементы с упругими элементами связаны функциональными связями; в) упругие элементы как с центральной компонентой, так и с коммуникативной компонентой связаны функциональными связями. При этом, безусловно, элементы данной компоненты связаны между собой связями строения, которые обеспечивают необходимую, наглядно ощущаемую прочность данной компоненте.

Коммуникативная компонента служит в журналистике для создания текстового «облачения» созданных в центральной и «деятельностной» компонентах функций, а также выполняет собственные функции — формирования правил и принципов коммуникации, включающую в себя, как было видно при разборе содержания функций журналистики, одобряемую системой-контрагентом и адекватную самой системе, совокупность символов и знаков.

Элементный состав данной компоненты следующий: а) рефлексивные элементы, которые служат для преобразования управляющих сигналов от других компонент данной системы, а также сигналов от внешних систем, в функции формирования культуры коммуникации, а также для текстового оформления функций, выработанных рассматриваемой системой; б) упругие элементы, служащие для непосредственной передачи данных функций массовой аудитории и социуму, а также передающие управляющие сигналы к рефлексивным элементам. 

Элементы данной компоненты связаны между собой следующими связями: 

а) упругие элементы связаны с рефлексивными элементами, другими компонентами данной системы и внешними системами функциональными связями; 

б) рефлексивные элементы связываются с внешними система-

ми связями управления.

Количественный и пропорциональный состав элементов в компонентах и связей между элементами в «идеальной» системе прояснить практически невозможно. Но можно предположить, что, поскольку система, по определению, динамическое создание, то в разных ситуациях этот состав различен. Очевидно, что данные подкомпоненты находятся в постоянном противоборстве друг с другом. И в зависимости от потребностей социума и возможностей журналистики наиболее актуальным в тот или иной период становится или сохранение имеющихся культурных ценностей, либо созидание новых. Более того, в зависимости от реальной исторической ситуации, когда общество ждет от культуры в большей или меньшей степени исполнения первой или второй своей ипостаси, меняется и содержание культуроформирующих функций журналистики. 

При этом система проходит следующие этапы приспособления к внешним сигналам, точнее сигналам от систем более высокого уровня. Сначала происходит инертное сопротивление внешнему воздействию, затем происходит приспособление в определенных границах при неизменности структуры системы, затем происходит передача сигнала от одного элемента системы к другому, и, наконец, при целенаправленном изменении внешнего окружения происходит изменение внутренней структуры. 

И при наличии постоянного внешнего воздействия возникает, естественно, вопрос: как можно говорить о некоей целостности системы, когда видно, что постоянно и непрерывно происходит изменение ее внутренней структуры? Но в том и заключается принципиальное отличие системы от всех прочих феноменов, что ее устойчивость — не жестко детерминированная устойчивость равновесных во времени структур, а динамическая устойчивость самоорганизующихся, авторегулируемых взаимосвязанных объектов, осуществляемая путем их вещественного и информационного обмена. То есть, каждый из компонентов системы всегда не равен себе во времени, в каждый отдельный период времени он состоит из различного количества элементов, которых в данном компоненте ровно столько, сколько необходимо для адекватного внешнему воздействию исполнению возложенных на него функций. 

В этом свойстве системы проявляется ее сложность для анализа, поскольку кроме субстратного количества необходимо оценивать структурную и динамическую композицию.

Но естественно, динамизм системы не всеобъемлющ, не абсолютен. Динамизм структуры определяется именно функциями системы, поскольку если система начинает длительно выполнять иные функции, чем те, что от нее требует система более высокого порядка, то данная система распадается. То есть, в деле регулирования, стабилизации процессов полиморфизма компонентов системы решающую роль играет иерархия систем, способность системы более высокого ранга управлять функционированием системы более низкого ранга.

Существуют несколько определений иерархии. Во-первых, иерархией называют расположение частей и элементов целого в порядке от высшего к низшему. Каждый компонент (часть) целостной системы, в свою очередь, может рассматриваться как система, а исследуемая в данном случае система представляет собой один из компонентов более высокой системы. Согласно другому определению иерархии, система более низкого уровня всегда является составной частью системы более высокого уровня.

В иерархии также рассматриваются два основных процесса подчиненности: субординация и координация. При этом субординацией называется пространственная упорядоченность компонентов системы, подчинение и соподчинение компонентов разных уровней. А координацией называют пространственную упорядоченность компонентов системы в соподчинении компонентов одного уровня организации.

Иерархия позволяет системе осуществлять два взаимосвязанных процесса: синергетику и улучшение.

Синергетика понимается как кооперативное поведение элементов (или компонентов) системы, обуславливающая процесс самоорганизации систем, основной задачей которого является анализ самоорганизующих процессов. Процесс улучшения систем тесно связан с синергетикой и он заключается в процедурном ее исполнении. Он состоит из следующих процессов: определение целей и задач системы, определение реальных состояний, условий работы или поведения системы, сравнения реальных и ожидаемых условий работы системы, обнаружение причин несоответствия в условиях, определение плана по коррекции системы и окружающих условий.

По О.Н. Астафьевой, синергетика это «феномен, дающий возможность рассматривать наиболее актуальные проблемы современности в их противоречивой целостности»[5]. Данный автор, исследуя измерения синергетики, показала, что этот феномен можно рассматривать с самых разных сторон и применять самые разные методы познания. Например, научное. Это позволяет изучать развитие синергетики как теории нестационарных локализованных диссипативных структур, представляющих собой новый тип упорядоченных структур в системах с нелинейной положительной связью, а также создание особых теоретических моделей, которые позволяют изучать взаимодействие систем. 

Можно применить философское познание, и тогда нам становятся понятными притязания синергетики на универсальное описание сложного поведения систем самого разного рода в разных областях современной науки. Или эпистемологическое, для описания нелинейных эволюционных моделей в исследовании когнитивных и креативных процессов. Возможно, изучение феномена синергетики с точки зрения социальных наук и практик и тогда синергетические модели используются в изучении сложных социальных процессов, на их основе вырабатываются методы социального управления. Наконец, по мнению автора, можно применять синергетику в футурологии для нетрадиционной методологии в исследовании будущего[6]

К сожалению, в настоящей работе эти интереснейшие рассуждения остаются за рамками.

Следующим принципом системы является «целостность». Этот принцип означает принципиальную несводимость свойств целого к сумме составляющих его частей и невыводимое из сути частей свойств целого, независимость в определенном роде свойств и отношений между частями от их места внутри целого. 

И.И. Шмальгаузен отмечает, что «целое не получается суммированием частей, хотя бы и при участии какого-либо дополнительного фактора». Более того, он отмечает, что для целого вообще не может идти речи о сумме частей, так как, по его мнению, «свойства частей сняты, а в целом имеем новое качество»[7].

Целое означает собой органичное единство существующего и возникающего, бытия и становления, завершения и изменения. Для системы функций журналистики это означает, что ее необходимо изучать с точки зрения диалектического многообразия, противоречивости, чувствительности, взаимосогласованности, устойчивости и стабильности, что, в свою очередь, приведет к возможности, во-первых, наглядно представлять ее в настоящий момент, во-вторых, даст возможность прогнозировать ее изменения.

Для этого надо оперировать следующими принципами, логически вытекающими из понятия целостности. И основным является принцип активного отображения окружающей самоуправляемой системой среды и самоотражения. Реализация данного принципа для функций журналистики неминуемо приводит к пониманию, что она функционирует благодаря двум управляющим посылам: а) получаемым от системы более высокого порядка, в нашем случае — от социума, институтов государства и гражданского общества; б) получаемым от собственного внутреннего источника управляющей информации. То есть, получаемые «на выходе» функции журналистики, и в нашем случае, культуроформирующие функции журналистики, являются результатом глубокой переработки (синтеза) управляющей информации от системы более высокого порядка и собственного понимания журналистикой необходимой в данных условиях деятельности.

Сигналы от системы более высокого порядка могут быть в случае культуроформирующих функций достаточно разнообразными: это и официальные документы, отражающие точку зрения, например, государства на возможность публикации тех или иных произведений культуры (кинофильмов, телеспектаклей, рассказа о тех или иных выставках, открытии тех или иных памятников и многого другого). Это могут быть и сигналы от институтов гражданского общества по поводу тех или иных событий и возможности (желательности) их публикации (освещения, рассказа, анализа и критического обзора и многого другого).

Собственное понимание журналистикой причин и следствий тех или иных событий, их веса и влияния на развитие общества заключается в наличии, с одной стороны, достаточных знаний у журналистов по поводу происходящего, его места и значения в цепи развития общества. С другой стороны, отражает степень понимания (или неприязни) данного события со стороны журналистов (журналистики в целом или отдельного конкретного журналиста). То есть, каким образом к журналисту поступила информация о необходимости публикации того или иного события: приказ руководства СМИ (которое, в свою очередь, получило приказ о необходимости публикации, освещения, показа данного мероприятия от вышестоящего руководства или государственных чиновников) или собственная информация о возможности совершения того или иного мероприятия, продиктованная контекстом жизни общества, неразрывной частью которого и является данный журналист (при достаточной его квалификации, разумеется).

Далее можно наблюдать принцип согласованности целей как взаимного подчинения целей различного ранга, что должно приводить к многообразию одновременно исполняемых системой функций. Реализация данного принципа приводит к появлению на выходе системы функций журналистики большого количества различных функций, поскольку система, согласно данному принципу, не может исполнять только некую одну роль. При этом было обнаружено, по крайней мере, два феномена. Во-первых, данные функции являются разноранговыми (некоторые являются центральными, исходящими от смыслообразующего ядра системы функций, другие — периферийными и т. д.). Во-вторых, данные функции перекрываются по ряду позиций другими группами функций журналистики — идеологическими, непосредственно– организаторскими, рекреативными, рекламно-справочными. 

В данной связи можно поставить под сомнение, например, вывод Е.П. Прохорова[8] о возможности существования монофункционального текста. Правда, надо отметить, что жесткая позиция данного автора по этому вопросу, существовавшая до недавнего времени, в настоящее время значительно смягчилась до допущения наличия в редуцированном виде полифункциональности даже казалось бы монофункциональных текстов. Но, на наш взгляд, надо твердо говорить, что все тексты журналистики — всегда полифункциональны.

Затем можно наблюдать еще ряд принципов. Это — принцип выбора решений, который означает способность системы выбирать наилучший из возможных вариантов поведения. Реализация данного принципа приводит к пониманию того факта, что системой функций журналистики можно управлять только отчетливо понимая механизмы деятельности описываемого объекта и механизмы передачи сигналов по каналам СМИ к массовой аудитории. Необходимо понимать, например, как, в какой степени и какой пропорции соотносятся внешние и внутренние управляющие сигналы для функционирования системы функций журналистики и по каким каналам и с каким приоритетом эти сигналы поступают. 

Затем следует принцип моделируемости, который гласит, что сложная система может быть представлена неким конечным множеством моделей, каждая из которых представляет определенную грань ее сущности. Реализация принципа моделируемости позволяет в настоящем исследовании ограничиться пятью моделями системы.

Первая модель — структурная, — которая описывает общее расположение элементов и компонентов системы относительно друг друга. 

Рис. 1. Структурная модель системы

При этомможно видеть следующее: 

Центр такой модели образует круг с тремя секторами. Один из секторов, обозначим его (+) — обозначает совокупность элементов, позволяющих системе вырабатывать управляющие сигналы инновационного, принципиально нового для нее свойства. Другой сектор — (–) — обозначает совокупность элементов, вырабатывающих управляющие сигналы, нацеливающие систему на устранение тех или иных форм и результатов деятельности, которые показывают свою неэффективность или неприемлемость в настоящий момент. Третий сектор — (0) — показывает локализацию компонентов, вырабатывающих управленческие сигналы по сохранению как самой системы, так и духовных или материальных результатов ее существования. 

Второй круг образован элементами, определяющих формообразование управленческих сигналов, то есть, их преобразование в виде различных форм деятельности.

Третий круг модели заключает в себе элементы, которые на основе сигналов центральной компоненты, преобразованных во второй компоненте, осуществляют те или иные деятельностные сущности.

Вторая модель — функциональная, — описывающая деятельность нашей системы. Как известно, всего существует два типа деятельности: 

А) функционирование или простое воспроизводство имеющихся в социуме принципов и правил деятельности: 

 

Рис. 2. Функционирование

Такая деятельность направлена, как правило, на простое воспроизводство уже имеющихся в системе алгоритмов и решений. Как показывает практика, для абсолютного большинства ситуаций «функционирования» бывает более чем достаточно. Но иногда возникают ситуации, когда наработанные алгоритмы и механизмы не справляются со стоящей перед системой задачей. И тогда настает черед развития, которое заключается в приобретении системой новых качеств, выражаемых в новых знаниях, навыках, механизмах деятельности и так далее.

Необходимость в таком приобретении возникает в тот момент, когда наша система неожиданно упирается в некое препятствие, которое она не может обойти привычными средствами или методами. Тогда возникшее препятствие на пути системы (обозначено темно-красным) обходится следующим путем.

Б) развитие или создание в процессе деятельности принципиально новых принципов, правил и алгоритмов деятельности:

 

При возникновении препятствия на пути деятельности объекта, сначала система проводит «реконструктивный анализ», то есть выявляет причину возникновения проблем, путем реконструкции прошлой деятельности. Затем проводится «конструктивный анализ», когда предлагается тот или иной алгоритм дальнейшей деятельности. Затем следует выход в «пространство обучения», в котором наша система осваивает вновь приобретенные знания и навыки. После этого система, если новые знания и навыки достаточны, обходит возникшее препятствие и достигает поставленной цели. Если же не достаточны, то проводится новый цикл развития до тех пор, пока система не добьется требуемого результата. 

Одним из важнейших выводов данной модели является методологическое обоснование принципа «возлюби врага своего» (Евангелие от Матфея, гл. 5, стихи 44–48). «Враг», как следует из семантики слова, это абсолютное препятствие. Препятствие, которое хочет тебя уничтожить, низвести до ничтожества, до смерти.

Кстати, русский язык настолько философичен и точен в дефинициях, что четко делит тех, кто является действительным врагом и тех, для кого принесение вам ущерба — не более чем навязанная кем-то задача. Для таких есть слова «неприятель» или «недруг» — тот, кто сидит в противоположном окопе и стреляет вверх абы как, только чтобы сдать потом по счету стреляные гильзы. Есть «соперник», который хочет того же, что и вы, но готов сразиться в честной схватке и пусть победит сильнейший…

Враг — это другое. Он хитер, коварен, он выискивает твое самое уязвимое место и наносит всего один удар, но предельно жестко, точно и с привлечением всех доступных ему ресурсов. Его цель — не отбыть номер, как неприятелю или недругу. Не честная борьба, как сопернику. Его цель — ваша смерть, или в лучшем случае снижение вашего социального статуса настолько, чтобы вы в дальнейшем не представляли ему никаких проблем в его собственной карьере.

И в этом смысле роль врага в вашей жизни бесценна. Он добровольно, бесплатно, очень точно показывает ваши самые серьезные недоработки, то над чем надо трудиться и трудиться. Враг все ваши недостатки преподносит в лучшем виде, на блюдечке: бери и пользуйся. Пережив вражескую атаку, вы становитесь в этом направлении практически неуязвимым, а отбив несколько атак с разных направлений — вы способны на любые действия, вы становитесь профессионалом в самом высоком смысле слова... 

Третья модель — матричная, — которая описывает содержание элементов и компонентов в системе:

 

в1, в2, в3 …вn ] а1, а2 , а3 …аn

F sys =                                   c1, c2, c3 …cn

 

Рис. 4. Матричная модель системы

где: а — элементы центрального ядра системы; в — элементы «формообразующей» компоненты системы; с — элементы «деятельностной» компоненты.

Четвертая модель — алгоритмическая, — представляющая деятельностное развитие процессов, в которых участвует система. 

 

 

Рис. 5. Алгоритмическая модель системы

Пятая модель — графовая, — в которой система предстает в виде взаимосвязанной иерархической структуры, позволяющей оценить как путь прохождения управляющего сигнала, так и процессы реализации этого сигнала на каждом из этапов.

Затем — принцип внешнего дополнения, по которому надежной и эффективной может быть только избыточная система. Реализация данного принципа применительно к функциям журналистики приводит к осуществлению гораздо большего количества функций, чем того требует сам публикуемый текст. Этот принцип как раз и проявляется в наличии в любом тексте гораздо большего количества функций, чем это задумывалось автором. Действительно, если взять для примера любой произвольно выбранный материал, то в нем можно найти: смысл публикации в ряду других публикаций на данную тему (дальнейшее раскрытие темы, неожиданный поворот в развитии темы и так далее), предполагаемые и предлагаемые журналистом действия согласно опубликованной информации, словесное оформление предлагаемого в тексте смысла. При этом на каждой из данных ступеней можно различить еще и ряд подступеней, которых тем больше, чем талантливее журналист.

Из данного принципа логически проистекает принцип необходимого разнообразия, согласно которому успешно справиться с большим разнообразием задач может только система, которая сама обладает достаточным разнообразием. Из данного принципа вытекает то требование, что для адекватного исполнения своих функций журналистика должна создавать, генерировать достаточное их количество. А это требование необходимо обязывает саму систему функций журналистики обладать достаточной сложностью для обеспечения требуемого разнообразия. 

Можно также выделить принцип соответствия, согласно которому для управления системой необходимо, чтобы управляющий орган был способен к восприятию, по крайней мере, того же количества различных сигналов, которое может появиться на выходе управляемой им системы. Видим, что данный принцип касается прежде всего самого социума. От него требуется возможность адекватно воспринимать потребности журналистики и адекватно же на них реагировать, как в правовом, так и в техническом смыслах. 

Крайне важным является принцип обратной связи, по которому сигнал с выхода системы по специальным каналам связи подается обратно на вход системы для ее саморегуляции. Данный принцип является аналогичным вышеуказанному, но направлен на объект воздействия системы культуроформирующих функций журналистики — массовую аудиторию. Реализация данного принципа является необходимым условием для адекватного исполнения требований аудитории, а также необходима для мониторинга состояния аудитории для построения необходимой информационной политики того или иного издания или канала. 

Весьма интересным с точки зрения исторического развития журналистики является принцип физичности систем, который гласит, что всякой системе присущи физические закономерности, отражающие причинно-следственные связи функционирования системы. То есть, речь идет о том, что система может и должна в определенные моменты своего существования развиваться по пути увеличения своей сложности, нарастания структурных изменений и усложнения иерархии. Также возможны периоды редукции, когда сложность сокращается и от всей гаммы исполняемых функций остается лишь некоторый абсолютно необходимый минимум.

Лучше всего это наблюдать на примере телевидения, поскольку за годы своего реального существования на широкой общественной сцене в нашей стране его роль постоянно менялась. В 50-е гг. ТВ применялось как транслятор культуры в понимании того времени (культурный досуг, культурный отдых, культура быта). ТВ было популярной массовой энциклопедией культурной жизни. Затем телевидение стало выступать в качестве гида и указателя на иные каналы трансляции произведений культуры. И, наконец, в современном обществе телевидение представляет собой особый огромный мир единения технических средств аудиовизуального воздействия на аудиторию и формирования особой, свойственной только телевидению информационно-коммуникационной среды. В настоящее время, как правило, знакомство массовой аудитории (практически всего населения страны) с основной массой информации происходит именно при посредничестве СМИ при преобладающем влиянии именно телевидения. 

И, наконец, существует крайне важный принцип, как раз и определяющий суть и смысл целостности системы функций журналистики. Это — принцип эмерджентности, согласно которому система не является суммой входящих в нее элементов. Реализация данного принципа приводит к пониманию, что детальный анализ системы функций практически невозможен, поскольку в результате исследование придет к некоему пулу первоначальных сущностей, каждое из которых никоим образом не может быть описано как та или иная функция. То есть, в нашем распоряжении будет лишь некий лексикон, собрание тех или иных слов и только. Поэтому и изучать необходимо именно результаты взаимодействия, а не лексические особенности текстов, «выполняющих» разнообразные функции. 

При написании монографии было решено отказаться от подробного рассмотрения ряда чисто теоретических положений теорий анализа устойчивости сверхсложных систем, интеллектики, текстологии и аксиологии журналистики. Это связано с тем, что в настоящей работе предлагаются к рассмотрению, по преимуществу, практические аспекты: новая концепция системы функций журналистики и жанрового разнообразия публикуемых в СМИ текстов, новая типология различных видов журналистской деятельности. Рассмотрены новые концепции таких видов деятельности СМИ, как информационная кампания и информационная война, которые, как показывает анализ существующих публикаций на эти темы и публикуемых в рамках этих видов деятельности текстов, никаким иным образом, кроме системного, полноценно описать невозможно. Крайне интересные результаты получаются при использовании методологии системы при изучении профессионального сообщества журналистов — а именно, редакции СМИ. При этом становится возможным логично вписать в деятельность журналистов такие дисциплины, как маркетинг, социология, информационные технологии и многие другие. 

Становится также оправданным и логически выверенным обоснование места журналистики в ряду двух других видов массово-коммуникационной деятельности: реклама и пиар. Но что особенно важно, появляется возможность обосновать правовое поле журналистики во всем многообразии видов и принципов деятельности журналистов и воздействия их текстов на массовую аудиторию и социум в целом. 

Применение в таких условиях дополнительных теоретических положений, безусловно, позволило бы уточнить некие нюансы, но работа переросла бы все разумные объемы… 


[1] Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики : учебник для студентов вузов. 7-е изд., испр. и доп. М. : Аспект Пресс, 2009. С. 9–10. 2 Прохоров Е.П. Там же. С. 11.

[2] Перевалов В.В. Деятельность журналиста в пространстве художественной культуры [электронный ресурс: http://samlib.ru/p/perewalow_w_w/cultjourn-4.shtml]

[3] Например: [электронный ресурс: http://scorcher.ru/subject_index/subject_show.php?id=4249]

[4] Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем. Принципы системной организации функций. М. : Наука, 1973. С. 5–61.

[5] Астафьева О.Н. Синергетический подход к исследованию социокультурных процессов: возможности и пределы : монография. М. : Издательство МГИДА, 2002. С. 21.

[6] Астафьева О.Н. Там же.  С. 21, 22.

[7] Шмальгаузен И.И. Избранные труды. Организм как целое в индивидуальном и историческом развитии. М. : Наука, 1982. С. 383.

[8] Прохоров Е.П. Там же. С. 86.


Данный курс представляет собой теоретическую часть общего курса "Социология журналистики".

В нём описываются научные основания для организации и проведения социологических исследований в СМИ и журналистике.

Все данные по практической части социологических исследований в сфере СМИ и журналистики изучаются студентами по учебному пособию И.Д.Фомичевой "Социология СМИ" и прорабатываются на практических занятиях и во время полевых исследований. По результатам изучения данного пособия студенты пишут реферат-размышление. Порядок написания реферата озвучен на вступительной лекции.

Кроме того, для углубленного изучения темы предлагается ознакомиться с монографиями Б.А.Грушина "Массовое сознание" и "Четыре жизни России в зеркале опросов общественного мнения. Очерки массового сознания россиян времен Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина в 4-х книгах". 

Настоящий курс посвящен новейшим технологиям массовой коммуникации и их использованию в СМИ и журналистике

1. Цель программы

Реализация программы направлена на совершенствование компетенции (способность руководствоваться в профессиональной деятельности правовыми нормами, регулирующими функционирование СМИ), необходимой для профессиональной деятельности, и (или) повышение профессионального уровня в рамках имеющейся квалификации.

 

Задачи программы:

• изучение общих вопросов информационного права (понятие, предмет, метод, принципы); проблем развития правовых институтов в информационном праве;

• изучение специфики правового обеспечения деятельности СМИ с точки зрения информационного права и взаимодействия с системой права России в целом;

• рассмотрение особенностей правовой журналистики как особого вида журналистской деятельности;

• мониторинг периодических изданий, специализирующихся на правовой тематике.

 

2. Планируемые результаты обучения

В результате освоения программы слушатель должен овладеть следующими результатами обучения:

Результаты освоения

Содержание компетенции

Перечень планируемых результатов обучения по программе

Способность руководствоваться в профессиональной деятельности правовыми нормами, регулирующими функционирование СМИ

            Знать:

  • последние изменения в отечественном законодательстве о СМИ;
  • актуальную редакцию Закона РФ «О СМИ»;
  • тенденции государственной политики в сфере СМИ в РФ;
  • механизмы применения основных нормативно-правовых актов в практике создания, организации и выпуска СМИ;
  • тенденции законотворчества и судебной практики в сфере СМИ.

 

      Уметь:

  • эффективно работать с правовым материалом;
  • с позиций правовых норм анализировать конкретные ситуации, возникающие в повседневной практике редакции;
  • анализировать и оценивать законодательные инициативы в сфере СМИ;
  • использовать в редакторской и журналистской практике положения международных документов, нормативно-правовых актов, рекомендательных документов, касающиеся деятельности СМИ;
  • принимать адекватные решения при возникновении критических, спорных ситуаций, требующих вмешательства юристов и лингвистов-экспертов.

            Владеть:

  • специальной терминологией в области информационного законодательстве и права СМИ;
  • способностями применения законодательства в текущей журналистской и редакторской деятельности.

 


ВВОДНАЯ ЛЕКЦИЯ

 

ПО ДИСЦИПЛИНЕ

«Медиаобраз России в западных СМИ»

 

Автор ст. преподаватель Ростарчук М.А.

 

 

 

 

Дисциплина «Медиаобраз России в западных СМИ» изучается студентами магистратуры по профилю «Политическая  журналистика». Основная , генеральная задача дисциплины  состоит  в выявлении особенностей и политической  направленности медиаобраза России созданного и развиваемого западными СМИ в условиях развязанной против нашей страны  США, Канадой,  рядом европейских государств и Японией  широкомасштабной  информационной войны.

 

Цели дисциплины

 

Целями освоения данной дисциплины является формулировка  минимальных требований к знаниям и умениям студента и определяет содержание и виды учебных занятий и отчетности, а именно:

- рассмотрение феномена медиаобраза России в зарубежном информационном пространстве;

- анализ подходов к формированию имиджа нашей страны в зарубежном медийном дискурсе.

К числу основных задач освоения дисциплины «Медиаобраз России в западных СМИ» относятся: 

- изучение форм и методов репрезентации образа России в медийном дискурсе стран Западной Европы и США;

- анализ целей и задач информационной политики Запада по отношению к РФ в связи с современными геополитическими реалиями; исследование акторов и регуляторов, используемых в стратегиях информационной политики государства;

-                  анализ специфических особенностей создаваемого в западных СМИ медиаобраза России в целях выработки методов противостояния в рамках информационной войны.

          Дисциплина  «Медиаобраз России в западных СМИ» относится к циклу дисциплин по выбору части Блока 1 - Дисциплины (модули), формируемой участниками образовательных отношений образовательной программы магистратуры.

Для освоения данного курса студенты должны владеть компетенциями, сформированными в процессе освоения программы бакалавриата. В качестве входных магистранты должны обладать  способностью ориентироваться в мировых тенденциях развития медиаотрасли, знать базовые принципы формирования медиасистем, быть осведомленными в области важнейших инновационных практик в сфере массмедиа; студенты должны отличать информационную деятельность от агитационной и пропагандистской, уметь применять полученные знания при анализе медийной продукции, уметь определять идеологическую принадлежность органа СМИ.

Дисциплина взаимосвязана логически и содержательно-методически со следующими дисциплинами и практиками ОП: «Современные теории массовой коммуникации»; «Тенденции развития мировой медиаиндустрии»; «Медиа и внешняя политика»; «Политический медиаконтент»; «Политическая журналистика за рубежом»; «Политическая история новейшего периода»; «Научно-исследовательская работа».

 

Формируемые в результате обучения компетенции

 

В результате освоения дисциплины у  обучающихся  формируются следующие компетенции и должны быть достигнуты следующие результаты обучения как этап формирования соответствующих компетенций:  

знать:

- методы создания образа (имиджа) нашей страны в зарубежном медийном дискурсе как ключевого и актуального в наше время понятия теории медиакоммуникаций;

- принципы и подходы к изучению и отображению нашей страны за рубежом, складывающиеся из восприятия всех духовных продуктов в процессе формирования пространства массовой коммуникации;

- историю и методы современного информационного противостояния;

- современные подходы к организации объективного и желательного образа нашей страны за рубежом. 

уметь:

- различать фейковые стереотипы о нашей стране в западном медийном дискурсе, явления мифологизации образа России за рубежом на ментальном уровне;

- анализировать негативный и дифференцированный подход разных стран к освещению российских реалий;

- применять методы организации образа нашей страны за рубежом в своей профессиональной авторской деятельности.

владеть:

- методами анализа содержания западных СМИ;

- основами подхода к организации продвижения образа России на Западе, пониманием аспектов новостного фрейминга, задающего медийную повестку дня;

-         принципами обеспечения информационной безопасности с точки зрения влияния западных СМИ.

 

В результате освоения ОП студенты должны овладеть способностями и умением  осуществлять авторскую деятельность любого характера и уровня сложности с учетом специфики разных типов СМИ и других медиа.

 

Структура дисциплины

 

Общая трудоемкость дисциплины составляет  3 зачетные единицы, т.е. 108 академических часов.

 

 

Форма

обучения

курс

семестр

Трудоемкость дисциплины в часах

Форма

итогового

контроля

 

 

 

Всего

час./ зач. ед

Аудиторных часов

Лекции

Семинарские (практические) занятия

Лабораторные работы

Самостоятельная работа

Курсовая работа

Контроль (промежуточная аттестация)

 

Очная

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

 

Очно-заочная

2

4

108\3

54

  18

36

-

18

-

36

экзамен

Заочная

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛОВ ДИСЦИПЛИНЫ

 

Раздел 1. Феномен медиаобраза России в зарубежном информационном пространстве. Основные положения.

Понятие «медиаобраз». Подходы к формированию имиджа страны в зарубежном медийном дискурсе. Акторы и регуляторы, используемые в стратегиях информационной политики государства. Образ (имидж) государства как ключевое и актуальное сегодня понятие теории медиакоммуникации: проявление через отражаемые в медиадискурсе оперативные знания о текущей действительности (историко-природный, культурно-исторический, социально-этический аспекты) и через позицию журналиста, его оценки, цели и мотивы. Разграничение понятий «образ России» и «медиаобраз». Четыре уровня формирования медийного имиджа страны. Формы и методы позиционирования России в медийном поле зарубежных стран. Российские бренды как главные позиции в медийной повестке дня (культурные и исторические ценности российского социума; освещение спортивной жизни; достижения в области науки и техники, позиции российского МИД по внешнеполитических аспектам).

 

Раздел 2. Формы диалога России с влиятельными мировыми СМИ

Глобальное развитие и диалог между ведущими мировыми СМИ. Акторы формирования образа России за рубежом: российские регуляторы информационного продвижения имиджа страны (международное информационное агентство «Россия сегодня», иновещательный телеканал «Russia Today», журнал «Russia Profile», международные приложения «Российской газеты») и непосредственно СМИ стран, в информационном поле которых формируется имидж зарубежного государства.   Масштабный информационно-политический проект «Российской газеты» «Russia Beyоnd the Headlines». Вкладки «РГ» в ведущих мировых СМИ. Расширение российского информационного присутствия в зарубежных СМИ. Специфика моделей присутствия  России в информационном поле СМИ разных стран.

 

Раздел 3. Специфика медиаобраза России в различных зарубежных системах СМИ

Результаты медиаисследований в области формирования образа России в ведущих мировых СМИ. Особенности образа России в СМИ США: рассмотрение нашей страны как части «западного» мира, критика России, гиперболизация представлений о событиях в нашей стране. Персонализация российских внутриполитических процессов в СМИ США. Фокус внимания на политической активности россиян, росте оппозиционных сил. Статья президента России в «Нью-Йорк Таймс»: позиция Кремля по современной международной обстановке. Материалы о России в СМИ США: симбиоз новостной информации со стереотипами прошлого в аналитической части. Образ  России как ядерной и тоталитарной державы с имперскими амбициями. Акторы британской медиасферы о России: с одной стороны, образ России как политически и экономически сильного государства, с другой – скандальные обвинения последнего времени. Критическое восприятие внешнеполитического курса России и высокая оценка культурных и духовных реалий нашей страны. Негативное отношение к экономической ситуации в России. Тема России в ведущих французских СМИ. «Фигаро» о российском образе жизни, культуре, спорте, национальном характере россиян. «Монд»: больше статистики. Имперские устремления России как одна из главных тем, давний мотив «российской угрозы». Разные стадии трансформации образа России в качественных немецких СМИ: от стереотипов о хаосе и нищете в России до акцента на нарушениях прав человека и имперских амбициях. Более умеренная критика России после 2008 г. «Крымский вопрос» в западных СМИ. Стереотипизация и мифологизация образа России на ментальном уровне. Кризис политического медиаобраза России в ведущих западных СМИ.

 

Раздел 4. Медиатехнологии, обеспечивающие формирование благоприятного международного имиджа страны.

Понятие «мягкая сила» как основа медиатехнологий, обеспечивающих формирование имиджа страны за рубежом. Дискурсы политических медиаобразов как агенты символической политики и важные инструменты soft power. Структура дискурса политического медиаобраза. Логико-теоретическая связи между категориями «политический медиаобраз» и «мягкая сила». Привлекательность как сущностная характеристика «мягкой силы». Soft power как альтернатива «жесткой силы» (hard power):  оказание нужного воздействия с помощью привлекательных идей, ценностей и образов. Политическая привлекательность страны: мера перспективности  ее целей для участников международных коммуникаций, совпадение  ценностных ориентаций. Механизмы создания режима дискурсивного доминирования смыслов и значений символической политикой при конструировании значимых политических образов социальной реальности. Фрейминг как один из основных медийных способов смыслового конструирования: подгонка медийной информации под определенные формулы политического мышления и восприятия. Медиашаблоны. Анализ публикаций о России в западных странах: сужение смысла политических образов до стереотипа, упрощение подачи новостей, рассмотрение политических событий и политических персонажей через призму бинарных оппозиций. Примеры риторической составляющей дискурса политического медиаобраза в американских и европейских медиа: вербальные компоненты репрезентации политической реальности. Тактика стереотипизации как базовая в формировании медиаобраза России: анализ конкретных примеров из ведущих СМИ западных сран.

 

Раздел 5.  Политическая пропаганда и политическая коммуникация при создании медиаобраза России

Современные формы политической пропаганды: смена парадигм, активное влияние на политику. Понятие пропаганды как политического действия. Политическая идеология и политическая пропаганда. Пропаганда как разъяснение в политике и как политическое просвещение в создании медиобраза нашей страны. Пропаганда как политическое насилие в духовной сфере. Политическая пропаганда и политическая манипуляция: общее и особенное. Цели пропаганды при создании медиаобраза России за рубежом. Инструменты и типология пропаганды при создании медиобраза России.  Политическая коммуникация за рубежом как особая среда пропагандистской деятельности в политике. Стереотипизация массового сознания и культивирование страха посредством СМИ. Создание образа врага. Политический анализ как основа пропагандистской и контрпропагандистской деятельности журналиста в современных СМИ: аспекты медиаобраза. Пропаганда и контрпропаганда в СМИ в условиях глобализации информационного пространства. Современная геополитическая ситуация как новый аспект пропаганды. Важнейшие информационные потоки нового столетия: направления, мощности, конкуренция.

 

 

ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

 

Методика преподавания дисциплины «Медиобраз России в западных СМИ»  и реализация компетентностного подхода в изложении и восприятии материала предусматривает активные и интерактивные методы: проблемные лекции и практические занятия, лекции с разбором конкретных ситуаций, групповые обсуждения. Предполагается подготовка докладов, устные опросы, практические занятия в виде обсуждений, а также проведение коллоквиумов по содержанию разделов курса и подготовка контрольных работ.

 

 

ОЦЕНОЧНЫЕ СРЕДСТВА ДЛЯ ТЕКУЩЕГО КОНТРОЛЯ УСПЕВАЕМОСТИ И ПРОМЕЖУТОЧНОЙ АТТЕСТАЦИИ ПО ИТОГАМ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ

 

В процессе обучения используются следующие оценочные формы самостоятельной работы студентов, оценочные средства текущего контроля успеваемости и промежуточных аттестаций:

 

В  четвертом семестре

- подготовка к устным опросам по темам 1-5;

-  подготовка к докладу и выступление на практическом занятии по темам 1-5;

- подготовка и проведение коллоквиумов по темам 1-5;

- подготовка и написание контрольных работ по темам 1-5.

Оценочные средства текущего контроля успеваемости включают контрольные вопросы и задания для контроля освоения обучающимися разделов дисциплины.

Форма промежуточной аттестации: экзамен.

 

 

 

В процессе освоения образовательной программы данные компетенции, в том числе их отдельные компоненты, формируются поэтапно в ходе освоения обучающимися дисциплин, практик в соответствии с учебным планом и календарным графиком учебного процесса.

 

 

 

Форма промежуточной аттестации: экзамен.

Промежуточная аттестация обучающихся в форме экзамена проводится по результатам выполнения всех видов учебной работы, предусмотренных учебным планом по  дисциплине «Медиаобраз России в западных СМИ», при этом учитываются результаты текущего контроля успеваемости в течение семестра. Оценка степени достижения обучающимися планируемых результатов обучения по дисциплине «Медиаобраз России в западных СМИ» проводится преподавателем, ведущим занятия по дисциплине методом экспертной оценки. По итогам промежуточной аттестации по дисциплине «Медиаобраз России в западных СМИ» выставляется оценка «отлично», «хорошо», «удовлетворительно» или «неудовлетворительно».   

 

МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТОВ

 

Внеаудиторная работа студента направлена на выработку навыков самостоятельной работы по поиску, анализу информации по теме, систематизации материала. Предполагается подготовка докладов на практических занятиях, устные опросы, практические занятия в виде обсуждений, а также проведение коллоквиумов по содержанию разделов курса и написание контрольных работ.

В процессе подготовки к докладам, опросам желательно ознакомиться с широким спектром источников по теме. В ходе коллоквиумов  по всем разделам дисциплины проводится собеседование преподавателя с обучающимися, в течение которого преподаватель выясняет подготовку каждого магистранта по разделам дисциплины. Вопросы, обсуждаемые на коллоквиуме, построены с учетом  как теоретических аспектов дисциплины (методы создания медиобраза, особенности современной политической пропаганды, аспекты, по которым создается медиаобраз России в американских и европейских ведущих СМИ и т.д.), так и широкого спектра конкретных примеров из современных западных масс-медиа, которые касаются российской тематики.     

Дисциплина оценивается в ходе экзамена в третьем семестре, который принимается в форме собеседования, обязательны дополнительные вопросы по каждой пропущенной или плохо отработанной на практическом занятии теме.

Результирующая оценка слагается из следующих составляющих:

- активное участие в практических занятиях;

- посещение лекций;

- написание письменных работ по заданной теме;

- результаты письменных и устных опросов;

- ответ на экзамене.

  


Что же такое журналистика? 

Основные характеристики, применяемые